Выслушать. Понять. Помочь.

Работа русской православной церкви по реабилитации наркозависимых и алкоголиков ведётся уже давно. В Уфимской епархии в приходе Спасского храма столицы нашей республики созданы и успешно действуют православное общество трезвения, православный центр оказания психологической помощи наркозависимым и членам их семей.

9 октября исполняется ровно три года с того дня, как при Татианинском подворье Богородице-Табынского женского монастыря открылся семейный клуб трезвости. Мы встретились с его создателем и попечителем, членом городской общественной палаты, членом исполкома Собора русских Стерлитамака протоиереем Алексеем (Панченко), чтобы вместе попытаться осмыслить почти трёхлетний опыт духовной и просветительской деятельности, направленной на исцеление людей, принимающих психоактивные вещества.

«Нас ведёт Иоанн Богослов!»

А начиналось всё с огромного желания отца Алексея попытаться сдвинуть с мёрт-вой точки проблему, о которой он, как священнослужитель, знает не понаслыш-ке. По разным источникам, в России около 6-8 миллионов человек принимают раз-личные психоактивные вещества, включая алкоголь и наркотики. Если умножить эти цифры на пять (примерное количество членов среднестатистической семьи), то в итоге можно получить число людей с ад-диктивным поведением, характеризую-щимся стремлением уйти от реальности путём изменения своего психического со-стояния, то есть путём приёма определён-ных веществ, вызывающих интенсивные эмоции.

- Мои попытки организовать на прихо-де что-то вроде клуба вылились в первую пробную встречу, которая состоялась 9 октября 2011 года, – рассказывает отец Алексей. – Нас было трое. Я, помню, запи-сал тогда в своём дневнике: «Прошла первая встреча нашего согласительного сообщества… При встрече присутствовали Сергий, Дмитрий и я. Сегодня День памя-ти Иоанна Богослова, не считать ли его покровителем нашего сообщества?». Со временем наши встречи утвердились, ро-стки нового принялись. Я обратился к высшему духовному руководству за благо-словением. А когда возвращался домой с уже законным документом, вдруг поразил-ся тому факту, что благословение еписко-па было подписано тоже 9 октября. И я понял, что для меня эти два события – не совпадение, а закономерность. Очевидно, что Иоанн Богослов ведёт нас.

Груз созависимости

- Суть нашей работы заключается в том, чтобы попытаться решить проблему зависимости человека от злоупотребления спиртным и приёма наркотиков. Как все уже сейчас понимают, это не собственно медицинская, а ,скорее, биопсихосоциоду-ховная проблема. Зависимый человек не находит своего места в жизни, не умеет адекватно воспринимать и горести, и ра-дости бытия, меняются его отношения с обществом, с близкими, – отец Алексей заметно волнуется. – Надо понимать, что клуб трезвости при церковном приходе – это не десяток-два синюшных алкоголиков и десятка три наркоманов с трясущимися руками. Болезнь разрушает не только тело и сознание, но и душу человека. Но, что страшнее всего, всё это отражается на самых близких зависимому человеку лю-дях – жёнах, детях, внуках, родителях. Они тоже испытывают деформирующее влияние груза созависимости – один алко-голик либо наркоман втягивает в этот круг от 5 до 8 человек, лишая их способности реально воспринимать мир вокруг себя. Алкоголь и наркотики несут с собой не только физическую гибель, но и посте-пенную деформацию сознания множества людей. Как священник, я сталкиваюсь с этим постоянно: в семье, состоящей из шести человек, один-два непременно свя-заны с приёмом алкоголя или синтетиче-ских наркотиков. Их употребление не даёт такого быстрого и явного эффекта, как тяжёлые наркотики, но спайсы, миксы, соли неизбежно приводят к деградации личности не только самого человека, но и его окружения. Поэтому наша задача – помочь как самому зависимому, так и тем, кто живёт с ним под одной крышей.

За чашкой чаю с пряниками

Члены семейного клуба трезвости взяли на вооружение методику клубов трезвости, образованных сегодня при многих православных храмах. Устав именует их сообществом людей или семей, добровольно объединившихся для решения проблем, связанных с употреблением ими или членами их семей алкоголя и наркотиков.

- Мы стремимся к тому, чтобы приходящие к нам люди поменяли образ миро-ощущения и ощущения самих себя. Групповая психотерапия позволяет человеку нащупать точку отсчёта нового образа жизни, – объясняет мне отец Алексей.

– Вопреки стереотипам, члены нашей православной общины трезвости – это люди относительно социализированные, у некоторых есть семьи, дети, работа. Но это и самое опасное положение для пьющего или наркомана – он искренне считает, что у него всё хорошо. И для зависимого, и для его домашних всё очень трагично. Особенно если человек до конца не осознаёт степени своей болезни.

Как проходят их встречи? Еженедельно по субботам люди собираются вместе для общения. В общине не читают лекций, не учат жизни, не изводят нотациями и советами, не настаивают на немедленном искоренении всех пороков. За столом в процессе чаепития ведётся нормальная душевная беседа. Правда, такие темы, как политика и алкоголизация общества, здесь под запретом.

- Почему? – интересуюсь я у отца Алексея.

- Разговоры на эти темы неизбежно приводят к агрессии и разобщённости, – отвечает тот. – Мы стараемся переместить акценты с алкоголя, наркотиков и политических проблем на самого человека, на его общение с близкими, коллегами, друзьями и, конечно, с Богом. Легче всего обвинить всех и вся – начальство, полицию, общество, государство, чем обратить взор на самого себя. Мы говорим о простых обыденных вещах, о том, что волнует людей. Если хотите, это исцеление средой, исцеление атмосферой здоровой душевной радости, возможность за чашкой чаю с пряниками поговорить о житейском. Основная цель – помочь человеку научиться брать ответственность на себя. Ведь среди нас есть такие, кто уже обрёл себя, преодолел свою страсть и теперь хочет и готов помочь другим увидеть радость жизни, которая дарована нам Богом от рождения.

Трезвый шашлык

Отец Алексей бывал на заседаниях клубов трезвости в Москве, где их, слава Богу, много. Присматривался к тому, как общаются, чем живут члены таких общин. И вот уже семейный клуб трезвости Стерлитамака готовится отметить своё трёхлетие.

- Кризисную стадию мы уже прошли, – улыбается отец-основатель общины. – Есть в наших планах желание пойти в народ – выставить палатку, рассказать людям о том, что мы существуем и что мы можем. Клуб – моё любимое детище, за которым стоит разного рода работа. Во-первых, работа комплексная, коллектив-ная, доступная на приходе. Кроме субботних встреч, бывают и личные встречи – беседы со священником, с психологом, с членами общины, преодолевшими тягу к запретному зелью. А ещё у нас совершаются паломничества и трезвый шашлык.

- А это что такое? – недоумеваю я.

- Вот и у вас это вызывает недоумение. Как, впрочем, и у большинства людей, для которых если шашлычок, то непременно под коньячок или что-то в этом роде. Нет, мы всей общиной выезжаем на природу, готовим шашлык, общаемся. Учимся радоваться жизни и самым простым вещам – солнцу, дождику, траве, деревьям, реке, облакам. Трезвые выезды общины сдвигают сознание людей, даруя им возможность быть счастливыми и спокойными без допинга.

И, наконец, раз в месяц мы проводим евангельские встречи, на которых говорим о самом важном – о жизни, правде, смысле бытия. Сюда может прийти каждый, человек любого вероисповедания. 50 процентов приходящих к нам – люди неверующие. Священник на встречах выступает как ведущий, каждый член общины рассказывает о своём опыте – падения, борьбы, возрождения. Назиданий, нраво-учений нет. Знаете, на что похожа наша работа? Все выбрасывают на стол кучу паззлов, и если ты хочешь, то можешь попробовать построить из них свою новую жизнь. Это не учёба, не перевоспитание – это самостоятельный поиск своего пути к трезвой жизни. Хотя если человек дошёл до храма, значит он уже свой первый шаг к трезвости сделал.

Спасение – в здоровой семье

- Мы слишком уверовали в собственное бессилие, вот что меня беспокоит, – признаётся отец Алексей. – Особенно удивляет призыв расслабиться, звучащий буквально отовсюду. Сейчас наступило время творческого роста, развития, а расслаб-ленный в Евангелии означает больной. Конечно, в общине мы стремимся донести до каждого слово правды, но ненавязчиво, по-человечески. Клуб в меру своих сил старается способствовать изменению сознания людей. Но меня не может не волновать уверенность многих в том, что они с любой жизненной ситуацией, с любой проблемой не смогут справиться без допинга. Это как раз и есть предвестники беды. Вот где требуется изменить свою точку зрения, переосмыслить собственную жизнь.

Я спрашиваю, какие именно спасительные средства есть в арсенале общины.

- Да простое слово, – удивляется моему маловерию собеседник. – Слово, которое лечит. Вот в марте этого года мы провели в общине десяток бесед о личностном росте, о вере в Бога, о том, что представляют собой психоактивные вещества, о приёме которых церковь говорит как о страстях. Капля камень точит. Беседы, взаимопомощь дают неплохие результаты. Люди меняют свою жизнь. Они начинают понимать: туда идти нельзя, там смерть, там тупик. Просто не надо замалчивать проблему и тем самым делать жизнь зависимого человека безболезненной. Ему надо твёрдо и однозначно дать понять, что он уже давно живёт за счёт других, за счёт своего бывшего авторитета и доброго имени. Для того, чтобы сказать всё это человеку, нужно много мужества и любви.

Ходить в такую общину, как наша, нужно не менее года. Некоторые, к сожалению, не выдерживают, исчезают. Но большинство остаётся. Чтобы наши дети и внуки жили трезвой жизнью, нужно создавать для этого условия, готовить почву. Поэтому клубы практикуют смешанные группы – мужчины, женщины, родственники зависимых. А лучшая профилактика алкоголизма и наркомании – это здоровая семья. Теплота семьи, доверительные отношения в семье являются лучшим иммунитетом против вторжения в нашу жизнь всякого рода зависимостей. Если дома плохо, человек будет искать и найдёт место, где ему станет хорошо. А почему бы не сделать так, чтобы хорошо было дома!

«Выше трезвых только птицы»

Евгению 36 лет. Почти половину жизни он провёл в пьяном угаре. Пиво впервые попробовал в 9-м классе, водку – в 10-м.

- До 2001 года это было простое бытовое пьянство, – рассказывает он. – А потом начались срывы, то бишь запои. Работа всегда была важной частью моей жизни, но и на работе умудрялся опохмеляться. Лет пять назад понял, что я раб своей привычки, что сам себе больше не хозяин. Пытался бороться с алкогольной зависимостью – бегал на длинные дистанции, по настоянию родителей обращался к наркологу. Всё было бесполезно.

Однажды Евгения осенило – нужно просить о помощи Царицу Небесную. Он поехал в Красноусольский, на Святые ключи, долго молился Богородице. А на следующий день запил. И осознал, что прежде всего надо захотеть бросить пить самому. Познакомился с отцом Алексеем, пригласившим его в общину. После перво-го своего прихода туда уехал работать на Север, а когда вернулся и вновь посетил общину, его обуяло высокомерие.

- Все мне показались клоунами дурацкими, а батюшка вообще страшно раздражал, – признаётся Женя. – И на следующий день – снова срыв. Пил дней десять, чуть не умер, но в общине знали, что у меня запой, и молились за меня. И я чувствовал, что за меня молятся. Выбравшись из запоя, стал посещать заседания клуба постоянно. Первый год меня ломало – я ненавидел всех, с кем сидел за одним столом. Не стал держать негатив в себе, всё рассказывал прямо на общине. Меня за это не осуждали, наоборот, радовались моей искренности. Я стал часто ходить на исповедь, цеплялся за каждую ветку, за каждую возможность исцелиться. Не пью уже 1 год 9 месяцев. На днях был в командировке, в комнате каждый вечер – застолье. Но тяги разделить с компанией выпивку не было. В этом – заслуга отца Алексея и всех членов общины. Я прежде несколько раз на трёх месяцах трезвой жизни срывался. Наш психолог объяснила, что нужно преодолеть этот критический рубеж. Прожив первые сто трезвых дней, я испытал полёт души. Город мне казался мрачным, люди – злыми и жестокими, а теперь я вижу мир в ярких красках. И свет на душе, и жить охота, и всё хорошо. Понимаете? Появился круг трезвых друзей – раньше в друзьях ходили те, с кем бутылку тянул, а сейчас у нас поездки паломнические, чаепития, трезвый шашлык. Надо просто открыться людям, отбросив гордость и ложный стыд. И тогда полетишь.

«Выше трезвых только птицы» – баннер с такими словами висит в помещении воскресной школы, где по субботам проходят встречи членов семейного клуба трезвости.

В разговоре со мной отец Алексей назвал Евгения орлом. Почему-то мне кажется, что это не только метафора.

Стерлитмакский рабочий / епархия-уфа.рф