Архим. Симеон (Кувайцев). Чудо происходит тихо. Единственный в Башкирии экзорцист об одержимости и любви

Закончился православный пост. С точки зрения Церкви - лучшее время для изгнания бесов. Настоятель одного из храмов Стерлитамака отец Симеон (в миру - Александр Кувайцев) ожидает очеред­ного наплыва страждущих в Никольский кафедраль­ный собор. Каждую субботу он проводит здесь особую службу, читает чин над стра­ждущими от духов нечистых, фактически - занимается изгнанием бесов.

Пост - не цель

- Почему именно пост - благоприятное время для изгнания бесов?

- Пост — это мощнейшее оружие. Когда-то это было временем подготовки к Крещению. Потом к Покаянию, к Причастию — это то, что соединяло людей Церкви в единое мистическое Тело. Сейчас всё по-другому... Притом, что причастников очень много! Я служу в сельском приходе, вот сейчас у меня причастники по воскресеньям — 150-200 человек идут. И всё-таки есть некое разобщение. Какой-то индивидуализм присутствует в этом. И процесс созидания мистического Тела Христова — Церкви сейчас усложнился. Хотя все постятся. Вообще-то пост не цель сама по себе. Это средство для чего-то...

- Можно ли сказать, что плоть, избавленная от страстей, не поддается дьяволу?

- Во-первых, я никогда не видел плоть, избавленную от страстей. Более того, стопроцентная плоть - это ведь труп, правда? Скорее всего, плоть - она бесстрастна. Дух наш страстен. Плотские грехи - это грехи, которыми наш дух насилует нашу плоть. А избавленных от страстей я никогда не видел.

Во время поста мы стремимся, чтобы наши страсти угасли. А страсть - это и есть механизм воздействия на нас... если просто говорить, духов злобных, бесов. Хотя, прямо скажем, это не высокий богословский стиль. Это, скорее, стиль речи бабушек.

Чудо происходит тихо

- Расскажите о процедуре изгнания бесов. Как это происходит?

Я читаю молитвы. А те самые сущности, которые находятся в человеке, начинают на молитвы реагировать. Это называется, если языком говорить профессиональным, — манифестацией. Некоторые называют это практикой освобождения. Мы вообще-то не рабы Божьи. Это мы так называем себя, знаете, из деликатности, осознавая свое недостоинство. А вообще-то мы дети Божьи. А рабы - дьявола! Кто такой раб? Это тот, кто выполняет не свою волю

- И что вы делаете в тот момент, когда начинается манифестация?

- Я не очень люблю этот момент. Потому что некоторые воспринимают, что это самое главное в экзорцизме — добиться манифестации. Нет, я бы сказал, что это, с одной стороны, показывается слабость этих духов, злобы, они достаточно сильны, но показывается, что их сила не бесконечна. А с другой стороны, это в некоторой степени моё поражение. Настоящее чудо происходит тихо. Вот совсем недавно оно произошло. Ко мне девочку приводили достаточно долгий период, и были явные манифестации. То есть она падала, у неё припадки были. Но в один прекрасный момент ничего не произошло Но самое главное — чудо состоялось. Она свободна. Ощущен внутреннего счастья у неё было. Вот это — чего я хотел бы.

- Какие манифестации вы видели?

- Всякие. Самая простая это зевота. Человек стоит и не может сдержаться. Или никак в храм не попадёт. Если спросить некоторых, как они добирали сюда, они расскажут много чудесного. Стерлитамак город j маленький, да? Можно мимо него проехать? Проезжают! Едут со стороны Оренбурга и мимо Стерлитамака, попасть никак не могут. Кружить их заставляет что-то непонятное, вот и не могут храм найти. Крайний случай, это когда человек падает в обморок, бьётся в приступе. Но это не эпилепсия, которая является объективным состоянием человека. Уж поверьте оттого, что побрызгали на него водичкой, она не пройдёт. А это мгновенно прекращается, когда тело соприкасается со святой водой.

Когда манифестация начинается, я стараюсь её погасить показать человеку, что его... любят. Несмотря на то, что он таком безобразном состоянии.

Когда он лежит и у него, извините, сопли текут. Вот в этот момент стараюсь человека просто обнять, это чисто интуитивно у меня происходит. Каждый раз когда я вижу такое, это меня поражает! Не знаешь, что делать, но стараешься показать: ты мне дорог. И такой вот, и сопливый, и некрасивый, и ужасный - мне дорог.

- Вопрос о технике духовной безопасности. Как защититься от подселения бесов?

- Очень просто - жить с Богом. Очень просто и очень сложно. Вопрос о том, как жить с Богом, это вопрос о том, как мы живём со своими родителями. Когда-то папа и мама были необыкновенно авторитетны для нас, потом наступил период, когда нужно из дома убежать. Вам вдруг показалось, что ваша свобода сковывается. Потом поняли, в мытарствах своих по жизни - вот там была настоящая любовь, там было счастье. Но возвратиться в дом непросто. Люди на 17-20 лет исчезают из дома и не могут возвратиться, потому что не добились успеха. Вот если бы на белом «Мерседесе», я б с удовольствием приехал бы домой. А так вот, потрёпанному прийти... А папе, маме мы дороги всегда. Надо сказать, что потрёпанными даже в большей степени мы дороги, нежели в белом «Мерседесе». Но вот что-то нас удерживает. Нас удерживают вот эти самые бесы. Как бы вам сказать? Бес - это вообще-то испорченная жизненная программа. Вот она вкладывается в нас, и мы живём согласно ей. Уродливо живём. Самый простой вопрос — вы счастливы? Вы не сказали сразу «да»? И никто не отвечает сразу. Вот это состояние — полу-счастлив, полу-нет, это и есть состояние зависимости от чего-то, от какой-то силы.

- Скажите, а почему вы занимаетесь этим?

- Потому что мне очень хочется, чтобы все были счастливы. Я понимаю, что поставил себе непосильную задачу. Не исключаю, что и сломаюсь, выполняя её. Но по-другому не могу. Это задача максимум, а задача минимум — изменить ситуацию и в церкви, и в обществе в отношении того дела, которым я занимаюсь. Очень много предрассудков вокруг. Хочется эту ситуацию переломить.

Беседовал Тимур ГАЙСИН

АиФ Башкортостан №18 (956), май 2013, с.3 (Региональное приложение для читателей РБ к АиФ №18 (1695) 1-7 мая 2013) / епархия-уфа.рф