Доклад митр.НИКОНА на VI-х ТАБЫНСКИХ ЧТЕНИЯХ «1917–2017: уроки столетия»

Уважаемый члены президиума, участники и гости 6-х Табынский чтений, отцы, братья и сестры!

Тема нынешних Шестых Табынских Чтений подразумевает глубокое и вдумчивое осмысление событий минувшего столетия, особенно же – последствий и итогов октябрьской революции 1917 года. Она стала, без преувеличения, поворотным моментом, как в новейшей истории нашей страны, так и всей европейской истории трагического 20 – го века. Для Церкви важно, чтобы состоялся церковно-общественный диалог, который стал бы важным вкладом в сохранение исторической памяти и укрепление единства в понимании ключевых событий отечественной истории. Отсутствие единства в понимании прошлого ставит под сомнение возможность совместно движения в будущее.

В рамках нашего диалога на тему истории 20 века мы предлагаем обратиться к словам великого русского писателя Ф. М. Достоевского: «В мире дьявол с Богом борется, и поле битвы – сердца людей». Этой духовной борьбой за сердце человека начинается земной путь человечества: от момента искушения в раю наших прародителей, их грехопадения, и вплоть до настоящего времени.

От того, кому отдает свое сердце человек, зависит течение его мыслей и чувств, а, следовательно, направление его поступков, и как результат -  состояние общественных отношений, характер течения истории и направление ее перемен. Либо он остается верен Богу и Его заповеди безусловной любви в конкретной ситуации, либо подражает хулителю Божиего величия и врагу рода человеческого в ненависти к Богу и Божиему творению.

Поэтому, никакие сами по себе внешние факторы: социальная несправедливость, имущественное расслоение, преследование по религиозному или национальному признаку не могут оправдать человекоубийственную ненависть, которая является подлинной движущей силой и энергией питающей революции. Именно по это причине они всегда совершаются и сопровождаются чудовищными преступлениями против человечества.  

Поэтому  действительный источник зла в мире, причина, по которой человеческая история выглядит как история войн и кровавых злодеяний – причина личная – диавол. А уже конкретные люди, подражая ему в человекоубийственной  ненависти, становятся орудием, посредством которых он сеет в мире зло. 

В согласии с этой духовной подоплекой истории мы можем разделить существующие разновидности так называемого духовного воспроизводства в мире по тому, какой тип личности ими формируется. Либо формирование личности происходит на пути соблюдения заповедей Божиих, важнейшими из которых является любовь к Богу и к ближнему, а критерием развития - способность к безусловной любви, богатой терпением и способностью прощать. Либо в целях и в процессе формирования личности происходят подмены: Живого Бога идеей о Боге, или той или иной философией, личности индивидуальностью, заповедей Божиих этическими концепциями. Результатом таких подмен становится нравственная слепота и духовное бессилие человека любить ближнего.

Либо в процессе своего формирования личность приближается с своему Первообразу – Божественной Личности. Либо, напротив, отдаляется от Него. Разумеется, больше шансов сохранить сердце для Бога у первого типа личности.

Разумеется, культура, воспитание, церковная жизнь лишь подводят человека лицом лицу к Богу. Но ходить перед Богом всю жизнь, лишив себя свободы жить по своей греховной человеческой воле, является милостью и даром Божиим. В этом  –  святость человека. Только святым «Творец и Царь веков» - Бог открывает Свои и потому предельно объективные критерии оценок исторических событий и личностей.  Явление этих божественных критериев по окончании времен, «егда  поставятся  Престоли   и   книги   разгнутся»,  будет торжеством Божественной Правды. «Разве не знаете, что святые будут судить мир?» - апостол Павел говорит эти слова, чтобы мы с вами задумались о том, как избежать осуждения тогда, когда итоги жизни каждого человека и всей человеческой истории будут подводиться не на научных конференциях, а на Страшном суде. Сейчас же мы, находящиеся в гуще исторического процесса, имеем возможность увидеть в жизни святых указание на то, что действительно «едино на потребу», и в чем «благая часть» для нас,

Именно поэтому для Церкви мерилом того или иного этапа исторического пути народа и критерием оценки современной ему формы общественно – политического устройства является наличие и количество в нем святых. Церковный календарь, наряду с воспоминаниями о событиях земной жизни Иисуса Христа, содержит каждодневное поименное перечисление всех святых явленных миру, а два дня посвящает празднованию памяти не явленных святых. Святые - это тот плод, который приносит то или иное общество в вечности: «…ныне, когда вы освободились от греха  и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец жизнь вечная». (Рим. 6,22). Бог открывает подвиг святых миру для назидания, обличения и для призвания на духовное поприще. «Имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще», - писал ап. Павел. 

В современном месяцеслове Русской Православной Церкви перечисляются имена 5. 008 святых. Из них 2. 575 – русские святые, т. е., больше половины.  При этом, если рассмотреть количество святых явленных в те или иные периоды отечественной истории, то налицо очевидная взаимосвязь количества того или иного чина святости с конкретными периодами российской истории и соответствующими этому периодами общественно-политического устройства, с особенностями внутренней политики государства.

К примеру, общее количество преподобных, т.е., монашествующих подвижников, удостоившихся святости насчитывает в  русских святцах более 500 человек. Но наибольшее количество преподобных приходится только на 14 - 16 века - время жизни преподобного Сергия Радонежского и его учеников. Но  уже с 15 века количество преподобных начинает сокращаться, и наименьшее количество преподобных приходится не на 20 век (как можно было бы предположить), а на 18 век! Т.е., если в 16 веке количество преподобных составляло – 100, то в 17 -м веке – 66, а в 18-м  - только 10 человек! Такого в русской истории не было ни до, ни после. Причина в том, что в 1689 году к власти приходит Петр I, который проводил политику закрытия монастырей. Начатая при Петре I, эта политика продолжились при Екатерине I и Анне Иоанновне. Число монашествующих в период с 1724 по 1738 годы сократилось на 40 процентов. Возникла реальная угроза пресечения монашеской традиции, что побудило Синод в 1740 году доложить императрице, что «монашество на Руси стоит на грани полного уничтожения». Положение монашествующих стало улучшаться только в 19 веке. Светлую надежду дает нам тот факт, что, как и в 11 веке, на заре расцвета Русской Церкви, было явлено 19 преподобных отцов, так и в 20 веке - точке нового отсчета, Церковь канонизировала в лике преподобных 19 святых отцов. Будем надеяться, что, как с 11 века Православие расцвело на Руси, так и с 20 века началось новое возрождение монашества и святости в России.

Второй интересный момент связан с распределением в веках святых благоверных правителей¸ которых в Русской Церкви 69 человек. В России пик святости в кругах князей приходится на 12 - 13 века. При этом более всего их было в 13 веке – 29 человек. Последнее столетие, где мы встречаем таких боголюбивых властителей, – это 17  век, когда была прославлена одна белорусская княгиня София Слуцкая. Т.е., с переходом формы государственной  власти в России от княжеской, через сословно-представительную монархию, к абсолютной монархии по западному протестантскому типу перестают являться и благоверные правители. Впрочем, последний российский монарх император Николай 2 при личной благочестивой жизни удостоился высшего чина святости – чести пострадать как помазанник Божий на царство, а с ним и его все его семейство.

Но все же Русскую Православную Церковь можно назвать Церковью новомучеников и исповедников, подвиг которых просиял в 20 веке. Их насчитывается наибольшее количество в русских святцах. На настоящий момент в Собор новомучеников и исповедников Русской Церкви внесены имена 1 тысяча 774 святых. Это – те, кто пострадал в ходе преследований за веру. 1 тысяча 774 – это количество мучеников выявлено в результате кропотливой научно - исследовательской работы с протоколами допросов. Это потребовалась потому, что государство давало своей репрессивной машине в те годы установку не делать из христиан мучеников за веру, т.е., старалось инкриминировать им другие статьи. Всего  же документов -  биографических сведений, того, что можно было получить из следственных дел, фотографий, авторских работ, писем всех пострадавших за Христа и за веру, собрано примерно на 35 тысяч человек. Общее количество пострадавших в годы репрессий невозможно пока определить вследствие отсутствия открытого доступа к архивам соответствующих ведомств. Но, по мнению церковных исследователей, число пострадавших за веру может достигать 500 000 человек.

Все эти люди стали святыми не «благодаря» гонениям, а благодаря своей праведной жизни в последние годы существования Российской Империи, которая стала колыбелью, взрастившей будущих святых. Их страдания и мученическая кончина открыли миру высоту их жизни, верность православию и его святым заповедям. Кровь, пролитая мучениками, парадоксальным образом разрушила почву под ногами гонителей и стала семенем, из которого возродилась в народе вера и Церковь. Именно она в катастрофе 20 века остановила Россию на краю бездны. «Сила святости преодолела силу зла».

Но и сам русский народ в большинстве своем остался верным православию. По данным переписи населения 1937 года, в пике антирелигиозной пропаганды в СССР, верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось 56,7%. Мы не ошибемся, если предположим, что в действительности верующих было, конечно, еще больше, но по вполне понятным причинам не все смогли решиться написать в анкете о своих религиозных убеждениях.  И это не смотря на то,  что Церковь в те годы была физически истерзана и почти уничтожена. Например, к 1939 году в Уфимской епархии из более чем 700 церквей осталась открытой только Сергиевская церковь в Уфе, управляющий епархией вместе с членами епархиального управления были репрессированы и физически уничтожены, из более 1000 дореволюционных священнослужителей осталось 3 зарегистрированных священника. 

Знаменательно, что в государстве, которое всю свою историю своего 73 – летнего существования вело борьбу с религией, народ смог возродить свою  Церковь. Если бы не молитвенная и материальная поддержка народа, то сами по себе указы об открытии храмов и семинарий не смогли бы поддержать ее существование. Ведь храмы существуют на добровольные пожертвования и трудами верующих.

И в современной России именно народ своими пожертвованиями и личным трудом поднимает из руин свои святыни и наполняет храмы. Это ли не подтверждение того, что православие имеет свои плоды в русском народе? Наш народ, став православным более 1025 лет назад, оставался им в самые неблагоприятные для веры времена и будет православным до конца времен.

Все это свидетельствует о том, события октября 1917 года – это не выбор русского народа, это – агрессия части российского общества против него, попущенная Богом по Его таинственному Промыслу за грехи и для духовного очищения. Запуганный красным террором и обманутый лживой антирелигиозной пропагандой, наш народ стал строительным материалом для страшного по своим человеческим жертвам эксперимента по созданию нового типа человека – «строителя коммунизма» и новой общности людей – «советского народа».

Церковный историк, исследующий лютый характер репрессий против религии, иногда задается вопросом о подлинном субъекте, об авторе этих изощренных и последовательных  методов борьбы с ней. Может возникнуть представление о существовании  своего рода «мозгового центра», в котором продумывались многоходовые комбинации по уничтожению Церкви и религии вообще. Если бы это было действительно так, то можно было бы призвать к ответу такого субъекта, принять меры по предотвращению рецидивов подобного в будущем. 

Однако, истина здесь  в том, что подлинным субъектом и автором произошедшей в Росси трагедии является первый богоборец – диавол. Хотя исполнители его воли, конечно, конкретные исторические персонажи. И то, что их выбор с кем им быть в этой исторической ситуации: с Богом или Его хулителем и врагом рода человеческого, имел, прежде всего, нравственный характер, т.е., совершался свободно на пагубу себе и людям, лишает их возможности оправдаться перед судом Божиим. Для доказательства демонической сущности внутренней политики государства в годы политических репрессий и преследования за веру нет необходимости спорить о точном количестве жертв. Чем существенно отличаются 20 млн., предполагаемых некоторыми исследователями жертв от официальных (по данным 1-го спецотдела МВД СССР и КГБ СССР) 4 млн. репрессированных с 1921 по 1952 гг. по политическим мотивам, из числа которых было расстреляно 800  тысяч?  И первая, и вторая цифры одинаково чудовищны.

И в то же время, оставляя суд Богу, христианская совесть, усматривает нравственную ответственность за русскую трагедию 20 века всех социальных слоев и государственных и социальных институтов, в том числе и Церкви. Хотя, конечно, в течение двух столетий предшествующих 20 веку возможности Церкви быть своего рода социальным модератором была подорвана тем, что она стала фактически религиозной «проекцией» самого государства. В синодальный период своего устройства Русская Православная Церковь лишилась возможности в лице Патриарха «печаловаться за опальных» перед властью, а духовенство стало замкнутым сословием.

Да были палачи и их жертвы, но сейчас, вспоминая о произошедшем, нам современникам должно в подражании апостолу Павлу «очень печалиться и мучиться в наших сердцах» о российском обществе начала 20 века, в котором произошло пагубное помрачение. Лишь совместная скорбь об этом сможет морально объединить наше общество и предотвратить повторение подобной трагедии в будущем.

 Подводя итоги, скажем, что прошедшее столетие свидетельствует о том, что  Россия, как была, так и остается православной страной. Несмотря на планы окончательного и полного уничтожения религии в СССР, на обещания, данные с высокой трибуны показать в 80 – м году «последнего попа по телевизору», мы, как россияне – православные. До 79% россиян причисляют себя к православию. Впрочем, все российские традиционные религии не только восстановили свои религиозные организации, но и преумножили их.

Подвиг мучеников не напрасен и потому, что на наших глазах семена веры прорастают в сердцах россиян от людей, облеченных государственной властью, до рядовых граждан. Значение религии в деле воспитания детей и молодежи, в нравственном оздоровлении нашего российского общества признано на государственном уровне. Государство и Церковь вступают в партнерские отношения в области культуры и воспитания российских граждан.

В Уфимской епархии на конец 2011 года открыты 287 приходов, 20 из которых — в Уфе. Действуют 8 монастырей, домовые и тюремные храмы. В епархии 247 священнослужителей. При ряде приходов действуют воскресные школы, православные братства, библиотеки. Возобновлена и регулярно выходит из печати газета «Уфимские епархиальные ведомости», созданы епархиальные отделы: религиозного образования и катехизации, молодежный, по культуре, миссионерский, по тюремному служению, по взаимодействию с казачеством, по работе с нарко- и алкоголезависимыми, по работе в лечебных учреждениях, по взаимодействию с МВД, по взаимодействию с Российской Армией и МЧС, по благотворительности и социальному служению, спорта и военно-патриотического воспитания молодежи, по работе с воскресными школами, по канонизации святых, паломнический и методический центр. Ведется работа по изысканию и изучению материалов по новомученикам земли Уфимской.

Решением Священного Синода от 27-28 декабря 2011 г. Уфимская епархия включена в состав Башкортостанской митрополии; из состава Уфимской епархии выделены Нефтекамская и Салаватская епархии, также входящие в эту митрополию. Митрополит Уфимский и Стерлитамакский Никон, правящий архиерей Уфимской епархии, назначен главой Башкортостанской митрополии.

Как нам благодарить наших святых, новомучеников и исповедников, молитвам которых мы благочестиво приписываем изменения в положении Церкви и верующего народа? Подлинной благодарностью святым подвижникам с нашей стороны и условием духовного преемства с ними будет подражание им в том качестве, которое подразумевается в понятии «Святая Русь». Это качество – верность православным идеалам святости.

Кстати, верность идеалам святости, хотя и понимаемым согласно своим религиозным представлениям похвально проявляется у наших сограждан (собратьев?) мусульман. Хорошо, если бы именно в добродетелях и верности своим духовным идеалам стали состязаться между собой россияне. Мы верим, что в этом коренится подлинное условие единства и согласия людей, в этом – источник социального мира и политической стабильности.