Виктор Иванов, прот. Добрая сила — помощница веры

Ряса, кисть, гитара и... автомат. Несовместимые вещи для обычного священника. Но протоиерей уфимского Свято-Пантелеимоновского храма Виктор Иванов — не обычный. В Интернете есть его пресс-портрет: единственный в Башкирии священник-воин, художник, музыкант, руководитель православного военно-патриотического клуба. К вере пришёл в армии — когда служил в воздушно-десантных войсках в Прибалтике.

От огневой до танцевальной

— ...Там, на службе Бог свёл меня с иеромонахом Иларионом (сейчас — митрополит Иларион Алфеев). Он освятил помещения батальона, побеседовал и пригласил в храм. Потом состоялась моя первая исповедь, я причастился. Хоть и был крещённым с младенчества, к вере пришёл именно тогда... В 2002-м организовал Православный военно-патриотический клуб «Александр Невский». На первом занятии всего 6 человек. А когда мой подопечный победил в чемпионате Башкирии по универсальному бою, я стал разрабатывать программу подготовки ребят...

— Сколько их у вас сейчас?

— По списку 70. Занимаются дети с 10 лет. Разные: из многодетных семей, сироты. Учу армейскому делу. Акробатика, боевое самбо, высотная подготовка, медицинская, строевая, огневая... Обучал, как прыгать на движущуюся машину. Старенькую «Ниву» добивали. Разбегаешься, прыгаешь по диагонали, перелетаешь — в стоечку... И обратно прыгали — из машины. Иной раз смотришь по телевизору, как солдаты десантируются, диву даёшься: при таком падении можно позвоночник переломать. Каждый год у нас военно-полевой выход. А потом экзамен на право ношения голубого берета.

— А кто не справляется?

— Ходи в течение года, занимайся. Отсев приличный. Есть простые правила: не материться, не пить, не курить. Побаловаться можно, но в рамках приличия. Ребята и православные, и мусульмане, и те, кто ещё не определился с верой. Некоторые выпускники служили в горячих точках. Показывая приём, объясняю — одно дело, если на улице заступился за слабого. Другое — решил показать крутизну в школе. Узнаю, выгоняю сразу.

— У вас ведь и девочки в клубе есть. Вы и их учите приёмам рукопашного боя?

— Девчонки раньше тоже в соревнованиях участвовали. Теперь нет. Ведь они будущие мамы. Побороться друг с другом, приёмы самообороны — пожалуйста, но не более. К дамам особые требования — чтоб не сутулились и платья носили. Это же красиво. Но главная красота в девушке кротость и смирение.

— А рисовать курсантов учите?

— Несколько раз давал уроки. И у некоторых неплохо получалось. Когда я в детстве занимался в изостудии, учительница говорила, что научить рисовать можно любого. Главное — желание. Мы вместе посещаем выставки. Стараюсь прививать любовь к искусству. Они и вальс умеют танцевать.

Гражданский блуд

— Как относитесь к предложению в Минобороны РФ отправлять студентов военных кафедр в армию на лето?

— Пришёл в каникулы, побегал. Мама тебя до части проводит. В общем, пока служишь, столько заботы от родителей и государства, сколько за предыдущие 18 лет не было. Полы помоют, портянки постирают, пуговки пришьют... Осталось с ложечки покормить. Детский сад какой-то! Мой отец служил три года в ВДВ. С поездов прыгал, мог три кирпича одним ударом... Раньше основой службы был патриотизм, а теперь? Армия должна быть призывной, а не наёмно-профессиональной. Разве за деньги солдат отдаст свою жизнь ради Родины? Даже у молодых офицеров практически нет понятия о нравственности.

— Это почему же?

— Так их общество воспитало. Молодёжь 90-х выросла и «воспитывает» своих детей на чуждых для нас принципах и взглядах. Тогда внушали извращённые идеи, пришедшие с Запада, где давно поняли: завоевать Россию можно не войной, а уничтожением нравственности. Например, разрешением абортов. За убийство человека на улице в тюрьму сажают. А во чреве — ничего, нормально.

Увлечение феминизмом, по сути мужененавистничеством, привело к тому, что мужчины играют потребительскую роль. Хотя ни в одной религии нет демократии. Строгая иерархия. В православии муж выполняет роль священника. Он должен учить не только детей, но и жену. У неё роль дьякона. Дети — народ, вручаемый Богом на воспитание в послушание родителям. А как на практике? Чадо спрашивает: «Можно в компьютере поиграю?» Мама: «Да иди, только сериал не мешай смотреть!» А отец, пивко попивая: «Мать у тебя дура. Ты, сынок, главное не пей». Недавно на улице молодая женщина идёт с малышами и матом на них орёт. Кем они вырастут? А эта мода на «гражданские браки». На самом деле гражданский — значит официально зарегистрированный загсом. Либо надо пройти через венчание или никах, заключив религиозный брак. А неоформленные отношения — блуд, смертный грех. Опять же «ценность» западной системы...

Особый случай

— А что скажете о ювенальной юстиции?

— Скоро пойдём по примеру Германии, где люди только и следят за соседями, когда те начнут детей воспитывать. Чтоб пожаловаться куда надо и лишить родительских прав.

А давайте изымать детей у тех, кто доводит до состояния неспособности и нежелания воспитывать. Например, продюсеров телевидения. Рейтинговые шоу медленно, но уверенно делают из людей быдло. Ради денег готовы землю лопать, чтобы выставить видео в Интернет и заполучить тысячи просмотров.

Старые добрые мультфильмы, познавательные передачи почти не показывают. Одни «часы суда». В моём детстве были игрушечные солдатики гражданской войны, Великой Отечественной. А сейчас продаются танки со свастикой на борту. А где наши Т-34?

— Но теперь вроде бы школы взялись за религию.

— Вводят основы этики, а не религии. С одной стороны, это правильно. Для религиозных уроков нет грамотных преподавателей. А нести ахинею о православии, смешивая с язычеством и астрологией, не стоит. Другое дело — священников, имамов распределить по школам для периодических бесед о вере. Развитие безнравственности и распространение наркотиков в школах надо останавливать. Священнослужители могут сыграть в этом большую роль.

В мире навязываются три страсти, которые всегда вели к гибели: сребролюбие, славолюбие и сластолюбие. Пока Россия не станет верующей, ничего не изменится. Как-то в храм женщина пришла с синяком под глазом. «Сын», — говорит. А чего, спрашиваю, не порола его в детстве? «Жалко было». Теперь он её не жалеет.

— Вы — за порку?

— Сейчас подумают: «А, батюшка призвал детей бить». Нет. В особых случаях. Родители твердят: «Пусть делает что хочет». А если он полез с вилкой в розетку? Надо оградить свободу во зле, чтоб жизнь сохранить. Дать наказ. Сначала устный, а при необходимости — физический. Ни в коем случае не бить рукой. Можно силу не рассчитать. Поэтому на Руси применяли розги. Можно использовать ремень или... тапочку. Меня в детстве несколько раз пороли. И я... благодарен родителям за это! А ремень можно просто на гвоздик повесить и при случае указывать на него пальцем. У моей бабушки плёточка на стене висела. Её и применять не приходилось.

Елена ЛУКЬЯНОВА, (Башкирское региональное приложение к газете «Аргументы и факты», № 14, 2013).

ПВПО "Александр Невский" / епархия-уфа.рф