Алексий Канцеров, священномученик
17.08.20
Алексий Канцеров, священномученик
17.08.20

Расстрелы происходили на пароходе. Предварительно смертников вывели из трюма и разместили по каютам; затем по очереди их вызывали на палубу, подводили к краю борта и уже здесь два полупьяных красноармейца производили расстрел своих жертв. После вызова очередного заложника происходила смена карателей, осуществлявших убийство… Мужественно встретил смерть о. Алексий «Бог, вас простит, вы не знаете, что творите» — сказал он, поднявши крест в последнюю минуту. Трупы разстрелянных бросались в воду.

Жизнеописание

Неприятие народом безбожной власти приводило не только к организации вооруженного сопротивления, формированию частей Народной армии и непосредственной помощи белому движению. Иногда оно выражалось даже в героических, хотя и трогательно наивных попытках безоружных крестьян через органы сельского самоуправления изгонять военные отряды красных со своей территории. Простые русские люди, они еще не поняли, что в Отечестве нет больше закона и правды, в нем правит насилие и произвол, что красный дракон вышел из преисподней, «чтобы вести войну со святыми и победить их» (Откр. 13:7).

В июле 1918 г. в с. Топорнино Уфимского уезда собрался волостной съезд, на котором крестьяне выразили протест по поводу проводившейся красными мобилизации1. Они потребовали удаления красногвардейцев из пределов их волости и оказали сопротивление давлению местной советской власти. В результате произошедшей сумятицы тремя выстрелами был убит большевистский военный комиссар. Председатель совдепа донес об этом в Уфу как о заговоре местной буржуазии. Тогда из Уфы в Топорнино на пароходе «Остъ» (по другим сведениям — «Зюйдъ») прибыл карательный отряд, «обслуживающий» реку Белую. Пароход был обложен мешками с землей и вооружен пулеметами. Каратели, кроме всего прочего, имели в своем арсенале гранаты («ручные бомбы»). Начальником большевистского карательного отряда был «бывший каторжанин, неуравновешенный психически человек». Начались аресты местной интеллигенции и перевод ее в трюм парохода. Схвачен был и священник о. Алексий Канцеров.

До своего рукоположения во священника Алексей Яковлевич Канцеров служил учителем церковно-приходской школы при станции Вязовая Самаро-Златоустовской железной дороги, видимо, окончив одну из учительских семинарий Уфимской губернии. Свое церковное поприще Алексей начал псаломщиком, будучи определен к Преображенской церкви ст. Вязовая. В 1907 г. отец Алексий принял священнический сан и был назначен к Крестовоздвиженской церкви с. Воздвиженка Белебеевского уезда2, где прослужил 8 лет. Очевидно, как человек, имеющий дар рассуждения и мудрости, в 1914 г. он был назначен духовным следователем 1-го округа Белебеевского уезда3. В 1915 г. отца Алексия перевели в церковь с. Топорнино Уфимского уезда на священническое место 1-го штата4. Трехпрестольный сельский храм, предстоятелем которого стал о. Алексий, был построен в 1817-1823 гг. французским архитектором на средства помещика, подполковника Топорнина и освящен в честь Покрова Божией Матери; два его придела были посвящены один — святителю и чудотворцу Николаю, угоднику Бо-жию, другой — Андрею, Христа ради юродивому. Настоятелем этого старинного храма под особым покровом Царицы Небесной завершил отец Алексий свой священнический и жизненный путь, оборвавшийся крестными муками в 1918 г.

Карательный отряд разгромил и ограбил село. Ввиду реальной угрозы занятия Уфы белыми, пароход с заложниками направили не в Уфу, а в Сарапул, который красные сделали сборным пунктом для заложников из разных мест (в городе был штаб одной из красных армий). «Лучше испытать пять лет каторги, чем пережить то, что выпало на нашу долю», — говорили пострадавшие. Красные боялись бунта заключенных, поэтому перед люком был поставлен пулемет, и отдан приказ: в случае шума бросать в трюмы «бомбы». Дальнейшая участь узников определялась особыми значками, которые по своему усмотрению делал начальник парохода: получившие одни «значки» подлежали расстрелу, получившие другие — предназначались для заключения в тюрьму. Когда пароход прибыл в Сарапул и причалил к барже, явились матросы: «… А ты что, молебны служил панихиды народ обманывал, вот тебе чего

надо…» — говорил матрос священнику, показывая револьвер…»5 (в цитатах приведена орфография документа). Участь священника Алексия Канцерова, как и других топорнинцев, была к этому времени уже решена. Часть заключенных доставили в сарапульскую тюрьму; оставшихся, смертников (в их числе и батюшку), поместили в трюме парохода. Эти последние были расстреляны ночью на обратном пути из Сарапула на пятой версте, недалеко от железнодорожного моста через Каму.

Расстрелы происходили на пароходе. Предварительно смертников вывели из трюма и разместили по каютам; затем по очереди их вызывали на палубу, подводили к краю борта и уже здесь два полупьяных красноармейца производили расстрел своих жертв. После вызова очередного заложника происходила смена карателей, осуществлявших убийство. «… Мужественно встретил смерть о. Канцеров. «Бог, вас простит, вы не знаете, что творите» — сказал он, поднявши крест в последнюю минуту. Трупы разстрелянных бросались в воду. Запрещено под страхом казни говорить об этом»6.

Священномучениче Алексие, моли Бога о нас!

Примечания:

1  Уфимская жизнь. 1918, 20 июля, № 876 (94). С. 2.

2 Уфимские епархиальные ведомости. 1907, № 1. С. 3.

3Там же. 1914, № 19. С. 247.

4Там же. 1915, № 20. С. 820.

5Уфимская жизнь. 1918, 20 июля, № 876 (94). С. 2.

6Там же.

Поделиться
(с) Уфимская епархия РПЦ (МП).

При перепечатке и цитировании материалов активная ссылка обязательна

450077, Республика Башкортостан, г.Уфа, ул.Коммунистическая, 50/2
Телефон: (347) 273-61-05, факс: (347) 273-61-09
На сайте функционирует система коррекции ошибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: